• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мари графоманит (список заголовков)
22:22 

Наблюдать и работать
Странное явление, связанное то ли с понятием "интроверт" и психологией, то ли с обществом и социальной сферой.
Одиночество читающего ребёнка.

Казалось бы - школы, доп.образование и библиотеки постоянно обязаны проводить всякие литературные и окололитературные мероприятия. Всё делается, чтобы прививать детям любовь к чтению.
Но у нас в стране всё ещё, по моему впечатлению, огромное количество детей, которые любят читать и чувствуют себя при этом страшно одинокими в своём увлечении. Они, разумеется, находят меня через группу о Верне - и жалуются, что их одноклассники, их друзья, их знакомые ребята совершенно ничего не читают и даже смеются над их увлечениями. А взрослые... взрослые иногда не понимают увлечение и нередко даже намекают, что хватит с книжкой сидеть, пошёл бы погулял, подготовился к контрольной или экзамену, занялся домашними делами и т.д. И даже если они снисходительно поддерживают чтение, это всё равно не то же самое, что общаться, наравне говорить о любимой книжке.

Счастье, что теперь почти у всех есть доступ в Интернет, а там есть сообщества читающих, которые гладят друг друга по головке за читательские достижения.
В каких-нибудь продвинутых городах, я слышала, есть читательские клубы для подростков, кое-где просто достаточно ходить в посвящённый чему-то другому кружок, интересный таким же читающим детям.
Словом, решения есть. Но они в основном сваливаются на самого ребёнка, уже одинокого в своём увлечении и далеко не уверенного, что должно быть иначе. Возможно, отсюда же половина мифов об "интровертах". Читающие дети - общительные, просто они не могут пообщаться о своём основном увлечении, потому что не с кем.

Всё это печально.
Сама я не так уж страдала от именно этого - мои подруги всегда что-нибудь да читали, папа с интересом говорит со мной о книгах сколько себя помню, мне недоставало только ЖВ-мира, но он пришёл ко мне довольно быстро. Сейчас я хотела бы работать в том числе над тем, чтобы ЖВ-мир приходил и к другим девочкам и мальчикам, которые читают Верна и думают, что никто больше его не читает и не с кем поговорить о любимых героях и книгах.
(Да, для этого мне придётся перестать быть угрюмым критикой-всезнайкой, но этим я пожертвую :) это само по себе было взросление с вынужденным отпором неприветливому миру).

И - славься, интернет. Запрещать детям его - значит, запрещать им общение, если по какой-то причине ближайшее окружение не разделяет самые главные увлечения.

UPD: Это печально касательно любого детского увлечения. Но для чтения это удивительно. Взрослые говорят "читай!", но не хотят говорить о книгах с ребёнком взаимно, всерьёз, открыто. При всей пропаганде чтения взрослые очень мало делают для того, чтобы читающий ребёнок чувствовал себя частью огромного мира добрых и интересных людей, где все читают и любят книги. А не мира злых и угрюмых библиотекарей и учителей литературы, которые только и думают о каком-то высоком Достоевском, не поясняя, за что же они его любят. А тем более если на самом деле они литературу и свою работу не любят. Но это к вопросу о некультурности работников культуры и невежестве работников образования.

Тут я уже говорю о личном опыте...

@темы: Мари графоманит

14:13 

Наблюдать и работать
«Преклоняясь перед тщетными усилиями, погребенными во тьме времен, зартог Софр-Ай-Шр медленно и мучительно приходил к внутреннему убеждению в вечном и всеобщем круговороте и возобновлении мира».

Подумала, что "Вечного Адама" можно рассматривать как мотивационную литературу.
Именно через этот депрессивный посыл забвения "тщетных усилий" - это можно принять за иносказательный образ смены поколений.
Время, прошедшее после смерти человека, счищает, как скорлупу, из памяти других людей все его неважные дела, мысли и поступки, оставляя лишь то, что действительно входит в историю или культуру как бессмертное.
Так же, как для Софра время сгладило всё, что было от людей его прошлого, кроме самого важного, основного, кроме - человеческого стремления к жизни, к возобновлению мира, к научному познанию.
И выбор сделан как бы за человека. Он сам не способен значительно повлиять на то, что именно о нём будут помнить, но может только делать всё, что в его силах.

И именно это герои Верна и делают.
Это философия фаталистов вроде доктора Фергюссона - и она для героев важна на всём протяжении творчества Верна. "О великих деяниях пусть судит Бог", говорит Сайрес Смит, и, возможно, подразумевает, что время рассудит, что из них было действительно великим.

Таковы уж мы, люди, что у нас всегда множество тщетных усилий. А есть некоторые настоящие дела. Причём мы не знаем, что именно это за дела, пока их делаем. (Но можем ориентироваться примерно на уровень крутизны - в зависимости от того, насколько это дело круто, настолько им стоит заниматься; я пока не готова сформулировать грамотно, что есть "круто", использую исключительно эмоциональный посыл, который может быть понятен лучше, чем мои определения; что-то вроде "полагаться на эмоциональную весомость дела для личности").

Это слегка неуютно, но это утешает при мысли о вечности, которая может для отдельно взятого человека - тебя самого - наступить в любой момент.

(На самом деле примерно это мне сказала Анна, когда говорила о моей работе над творчеством ЖВ и основании Общества. О том, что я много энергии - подразумевалась скорее эмоциональная - трачу на тревоги, волнения, свои бытовые неудачи и всё прочее, составляющее мою жизнь. Но вместе с тем я что-то делаю, и вот посмотрели бы люди, у которых таких утечек энергии нет).

@темы: Жюль Верн захватил мир, Мари графоманит, Мари читает Верна, герои произведений Жюля Верна

12:24 

Наблюдать и работать
Из записей Энтропии я узнала, что начинается Международная неделя осведомленности об асексуальности!
Я думаю, вы сможете пойти по ссылкам и, собственно, самостоятельно осведомиться и просветиться.

Но вот я о чём в связи с этим подумала в связи с этим. Запишу рассуждения, но они ещё очень сырые и за серьёзную статью их лучше не принимать. О сексуальном поведении героев Верна говорить несколько скучно, потому что там всё как бы понятно, викторианская эпоха на дворе, романы для юношества. Но для тех, кто любит копаться в образах любимых героев, это всё же может быть отчасти интересно.

Герои Верна по большей части никак не связаны с понятиями сексуальности вообще и сексуальной ориентации в принципе. Любовь в его романах не такая уж частая тема, а если нам немного и приоткрывается эта сторона жизни персонажей, то это в основном крепкие и нежные супружеские отношения.
Таким образом мы видим, что поведение большинства героев асексуально: они просто не вступают в любовные отношения. Но это ничего не говорит об их собственной идентичности. Так что в подавляющем большинстве случаев о персонажах, не вовлечённых в сюжетные любовные линии, мы не можем сказать ничего определённого, и лишь по умолчанию считаем, что они "как все".
И вместе с тем для асексуалов (и людей, которые по тем или иным причинам практикуют воздержание) герои Верна могут быть вдохновением. Для многих этих героев сексуальная жизнь практически не играет роли. Они занимаются своей работой, своим делом, они демонстрируют, что образ жизни асексуалов может быть полон увлекательных открытый, как и у всех людей вообще.

Есть исключения - персонажи, которые вполне ярко демонстрируют, какой человек им сексуально интересен. Например, Гектор Сервадак стихи писал к определённой даме.
Или персонажи, которые, напротив, собираясь жениться, специально показывают, что брак в первую очередь интересует их со стороны финансов, то есть он для них фиктивен. Так Саркани проявляет мало интереса к женским прелестям Савы (если вообще проявляет), он хочет заключить брак только для получения наследства. Так что о нём мы сказать особенно ничего тоже не можем, кроме того, что он негодяй.

Но есть один персонаж, у которого, хоть это и завуалировано как только возможно, спросили о сексуальной жизни:
— Вы предавались когда-нибудь распутству?
читать дальше

@темы: Мари графоманит, герои произведений Жюля Верна, трава жюльверновка

23:15 

Наблюдать и работать
9 лет.
Спустя такое время меня начинает "отпускать" курс школьной литературы.
Меня в школе успешно отвратили от большинства талантливых отечественных писателей XIX и XX веков. Удержали позиции только пара действительно любимых авторов - те, которых я, разумеется, читала до того, как это стало обязаловкой для уроков.
При том, что я люблю читать, мне потребовались годы, чтобы взять в руки Достоевского или Тургенева. И ещё пара лет, чтобы быть в состоянии воспринимать их произведения наравне с прочим чтивом - своей головой, со своим мнением и своим взглядом на окружающее. Вдумываться в смысл, не будучи вдумчивым исследователем. Чувствовать!
Насколько же важны в литературе эмоции.
Кстати, XX век пострадал меньше, потому что его мы проходили в спешке.

Я не понимаю, зачем всё это. Все эти сочинения, чтения отрывков вслух и зазубривание цитат - помогло ли оно мне сформировать мой теперешний взгляд на вещи? Или это вмешательство в читательскую жизнь вызвало только сильное возмущение, которое лишь теперь смогло хоть как-то сгладится, чтобы я снова могла смотреть со своей позиции, с высоты лично моего опыта - жизненного и читательского?

Школьное образование страдает упрощением - и если в науках оно вполне понятно, то в восприятии литературных произведений - совершенно нефункционально. Вместо подлинных эмоций и настоящих выводов нам выдают "что есть хорошо, а что плохо". Дети и подростки всё воспринимают иначе, чем учёные мужи, и эта подмена искренности моралью не даёт ничего ни душе, ни уму, ни совести. В моём случае она вызывала стыд, амбиции и склонность к пуризму. Конечно, тут литература лишь часть большей проблемы моего воспитания и самовоспитания, но, поскольку литература для меня в принципе важна, я и сужу об этом так.

То, что я пишу это, уже я нахожу для себя лично хорошим. Плюс и в том, что я таким его нахожу: восприятие изменилось.
Знаете, я, окончив школу, вздохнула с облегчением: теперь я буду читать только то, что захочу! И только теперь эта стратегия приносит плоды.

И всё в мире чертовски сложно. Я не могу сформировать чёткое мнение по многим вопросам, и нахожу это... правильным.

@темы: Мари читает не Верна, Мари графоманит

00:29 

Наблюдать и работать
(для меня давным-давно в норме вместо дневниковых записей писать... всякое, так что не удивляйтесь, если иногда накатит снова, я в последнее время немножко графоман)

Метеоритный дождь закончился.
Не метеорный. Горячие камни самого разного размера вполне долетали до земли, делая всё это похожим на настоящий огненно-каменный дождь, а не обычный звездопад, каким люди любуются на тёмном небе. Хотя, пожалуй, с безопасного места вполне можно было этим полюбоваться.
М. закрыл свой зонт. Почва кругом была изрыта кратерами, не очень глубокими, но определённо неприятными как для местной фауны, так и для флоры. Грубо говоря, всё кругом было больше похоже на изрытую бомбами пустыню, чем на прежнюю полянку.
- Конец, - произнёс М., стряхнул с зонта несколько камешков, случайно попавших в складки, и направился к выходу.
Крайне слабая симуляция "конца света", пожалуй, для современных зрителей стоит увеличить масштаб спецэффектов. Компьютер открыл перед ним двери и автоматически закрыл программу метеоритного дождя.
Следующим был всемирный потоп. М. с грустью посмотрел на зонтик и решил, что галоши тоже можно надеть. Всё же современные технологии не балуют скромных кино-директоров.

@темы: Мари графоманит

21:55 

Наблюдать и работать
Заглядывайте в вернобложик читать верностатью на тему "Жюль Верн - создатель будущего".

Не-упоминание "Доктора Кто" считать случайностью, подразумевался под "космополитом от времени" именно он.

@темы: рядом с Жюлем Верном, Мари графоманит, Жюль Верн захватил мир

21:29 

"Современный" образ Верна.

Наблюдать и работать
Публикую, пока не затерялось в истории сообщений.

Проблема современного представления об известных личностях прошлого в повальном увлечении не потребления, а создания информации. Теперь всякий хочет поделиться откровениями со всем человечеством - и, к сожалению или к счастью, теперь всякий это может сделать.
Теперь едва ли не каждого более-менее известного в прошлом человека называли гомосексуалистом, а количество у него любовников/любовниц уже задают как домашнее задание в школах. Копаться в нижнем белье великих деятелей прошлого стало модно и повседневно. Там, где раньше светилась лишь кучка фрейдистов, хотя бы умеющих связать свои теории во что-то более или менее аргументированное, то теперь любой неуч может написать "Линкольн был гей" - и все немедленно бросятся покупать его книгу.
Верна это не обошло, к сожалению. Легенд о нём было достаточно и при жизни писателя, а теперь к ним стараются добавить пикантные подробности.
Вот и делятся некоторые жюльвернисты на моралфагов, считающих, что "Верн нитакой! онбыникогда!", и неофрейдистов, находящих стотысяч упоминаний о сценах секса в его романах и подозревающих Верна любовную связь с кем угодно его из знакомых или даже незнакомых.
Куда при этом можно впихнуть даже не "золотую середину", а настоящего Верна, каким он был и каким его знали близкие, непонятно. Если раньше советские биографы, стараясь придерживаться истины, балансировали между Верном-революционером и Верном-буржуа, то теперь приходится чуть ли не выбирать между Верном-шалопаем и Верном-нравоучителем. Образ писателя, создаваемый в Сети и в новейшей биографии (написанной далеко не поклонником Верна, а писателем-фантастом, у которого так мало идей для оригинальных произведений, что он сел писать биографии), весьма странно контрастирует с привычным нам с детства Верном, Великим Писателем Для Юношества. Таким образом проблема создания адекватного образа писателя стоит всё ещё остро, даже спустя сто лет.

@темы: Мари графоманит, Жизнь и удивительные приключения капитана Верна, сетевое

16:58 

"Путешествие в Англию и Шотландию"

Наблюдать и работать
Мною написано кое-как. До приемлемого состояния бечено Анной. Ставлю галочку в выполнении дела без чувства выполненного долга.

Советую прочесть роман "Путешествие в Англию и Шотландию задом наперёд".

Жюля Верна мы знаем как солидного писателя, рассказы которого познавательны и нравоучительны. Мы привыкли считать, что он пришёл в литературу уже взрослым мужчиной и едва ли припоминаем, кто такой "молодой Жюль Верн", что он писал. Предполагается, что пьесы его были посредственны по сравнению с его романами, а в юности он только искал путь в литературе.
Но значит ли это, что молодого Жюля Верна как писателя стоит так легко сбрасывать со счетов?
читать дальше

@темы: Мари читает Верна, Мари графоманит, Жизнь и удивительные приключения капитана Верна

11:55 

Льды полярных морей.

Наблюдать и работать
Очередной пост для книжной игры. Вот задание:
Вспомните одно понравившееся и запомнившееся вам произведение, в которой воде (в любом ее состоянии) уделялось центральное значение. Какой была вода в этом произведении? Как она влияла на сюжет и героев?


Хрустальная прозрачность? Ох-ох, разве таким бывает лёд там, где его слишком много!..
Жюль Верн любил море, очень любил. Нередко совершал морские путешествия, забавно радовался, когда его работу на борту яхты прерывала буря. Писал песни о моряках - для брата Поля, который стал моряком дальнего плаванья. А уж его романы о море! Своя поэзия и у "Двадцати тысяч лье под водой", и у "Зелёного луча", и у "Плавучего острова", и у первой части "Пятнадцатилетнего капитана"... но всё это море - и бурное в период равноденствия близ тридцатых широт, и спокойное, тёплое на экваторе, и своевольное близ берегов Шотландии - живое, оно если и препятствует ненадолго помыслам героев, то тут же, изменчивое, помогает; если и губит, то спасает.
Другое море - полярное. Жюль Верн не видел его, знал лишь по описаниям из книг, и нельзя отказать ему в воображении! Верну были непривычны даже такие холода, которые мы переживаем каждую зиму. Что уж говорить о том, как он представлял себе полюс холода!
Да, некоторым героям его произведений удалось справиться с северными морями, обратить их себе на пользу, спастись, и даже за одно мореходство пройти северным морским путём вокруг света. Но Гаттерас!..
"Путешествие и приключения капитана Гаттераса" - книга о полярных исследованиях. О человеке, который стремился к Северному Полюсу, и его спутниках.
Завязка несколько таинственна: судно "Форвард" отплывает на север с неизвестной целью - и без капитана. Неизвестный, словно невидимый капитан передаёт свои указания почтой или... с помощью своей собаки. Ходят слухи, что собака - и есть капитан, тем более что пёс проявляет великолепное знание северного климата, не боится стужи, не прячется у печки, а ходит по палубе и мостику.
Мистикой роман пропитан. Особенно к финалу становится ясно, что писатель - большой любитель Эдгара По (к роману которого, "Приключениям Артура Пима", Верн позже напишет продолжение).
Но капитан всё же обнаруживает себя уже во время путешествия (как и где - увы, не могу сказать, вдруг здесь найдутся люди, которые не читали) - и к счастью, ибо герой этот в высшей степени интересен.
Капитан Джон Гаттерас. Истый англичанин. Стремится к Полюсу, считая, что нога именно англичанина должна первой ступить на "вершину мира". Он одержим географическими открытиями и своим стремлением на север!
цитата+картинка
Экспедиция подготовлена наилучшим образом из возможных. Но что же заставляет сыпаться на голову капитана неудачу за неудачей? То море, которое он думал найти свободным от льдов, замерзает. Вынужденный остановиться на зимовку близ полюса холода, капитан, и без того многими матросами почитаемый безумцем, окончательно теряет доверие большей части экипажа.
Как он должен был проклинать замёрзшую воду, неудачный год, холода! Столько препятствий на пути к его месте - и в виде чего же? Льды, нагромождение льдов!
И он продолжает идти дальше, лёд - так по льду, вода - так по воде, сооружая шлюпку из погибшего корабля. Он сражается с этой дикой природой, словно она живая и противостоит ему, словно она угрожает его Родине, а он должен у неё отнять победу - во имя Англии. Выдержит ли горячее сердце капитана Гаттераса противостояние этому царству холода?.. Думаю, финал немногих разочарует.
Но постойте... разве можно видеть в заполярье только угрозу, только смерть, холод и страх? Разве мы читаем роман По? Нет, ранние романы Верна известны не пессимизмом, а жизнелюбием, остроумием, искренним интересом к любой области земного шара. И здесь мы вновь встречаем того самого "жюльверновского учёного" - доктора Клоубонни. Он идёт шаг в шаг с Гаттерасом. Но глаза доктора не затмевает пелена преодоления препятствий. Он не унывает - и он любуется!
Полярное сияние! Солнечное гало! Разноцветный лёд (вот прозрачный - пресный, вот мутный - морской, а вот красный снег, о котором писал Соссюр)! Полярные животные, готовые стать ручными, поскольку никогда не видели прежде человека! Красота и строгость северной природы! Может ли учёный пренебречь этим зрелищем?
Кругом лёд и нечем зажечь огонь? Сфокусируем пучок солнечных лучей с помощью ледяной линзы! Не осталось пуль для охоты? Но ведь есть ртутный термометр, а при сильных морозах ртуть замерзает - вот вам и пуля! Нет материала для постройки дома? Так ведь лёд кругом, построим ледяной дом! Впрочем, доктор чудесен не только этим. Но это несколько другой разговор, и я советую прочесть (или перечесть) книгу, чтобы составить своё мнение об этом чудесном человеке.
цитата+картинка

Пусть здесь лёд не одушевлён и не представляется персонажем, но здесь он и смерть, и жизнь, и холод, и тепло. Он превращается в могилу для погибших - и в дом для живых. Он встаёт на пути ледяными горами, скрадывает расстояния своей белизной, создаёт обманы зрения, он превращается в колкий и непроницаемый для взгляда туман, в котором путники блуждают, он же даёт им питьевую воду и дорогу для саней, и даже замену кораблю, когда необходимо выйти в море.
Да, вода в замёрзшем виде - почти герой романа, вторая часть которого носит название "Ледяная пустыня".

Цитаты из романа - про лёд!

@темы: "...зачем же вы притворяетесь капитаном, когда вы всего-навсего мыс!", Джонни, Мари графоманит

11:17 

"100 лет назад" или "В незапамятные времена".

Наблюдать и работать
Я уже не раз сталкивалась с этим и наверняка об этом писала: многие люди, говоря "сто лет назад", "в прошлом веке", "двести лет назад" и т.п., явно подразумевают под этим такие незапамятные времена, что подумать страшно. Словно сто лет назад было глухое средневековье, а заодно каменный век, и динозавры бегали наперегонки с мамонтами мимо свежепостроенных пирамид.
Но сто лет назад - это 1914 год. Это близкие подходы к Новейшему Времени. Это начало Первой Мировой.

Сто лет назад жили наши прабабушки и прадедушки. Ребята, вы что, никогда не встречали людей, родившихся больше ста лет назад? Я была на встрече с одной такой бабушкой, милая старушка, сказки нам, детям, рассказывала (это был творческий кружок и нас пытались привлечь к сбору фольклора).

Сто лет назад Чаплин уже в фильмах снимался, а с 1914-го уже и сценарии к ним сам писал, и режиссировал. Кино снимали сто лет назад, и уже отлично снимали!

Сто лет назад уже были мертвы Пушкин, Толстой, Достоевский, и множество других людей, включая Ньютона и Наполеона. Они стали историей.

Сто лет назад уже не только "Флаер" братьев Райт полетел, но и военные аэропланы использовались. Я уж молчу про подводные лодки.

Кстати, Северный Полюс сто лет назад уже открыли. И Южный тоже. Вся Земля исследована!

И электрическое освещение уже было. Может быть, оно у нас не было так распространено, но оно существовало и использовалось. И телефон тоже. И автомобиль.

Сто лет назад не летали в космос, это верно. Но научная фантастика, в том числе космическая, уже успешно прокладывала свой путь к читателю, уже писал Циолковский, уже начал конструировать ракеты Годдард.

Сто лет назад - это, несомненно, давно. Но не делайте такой вид, словно это была давняя древность. Сто лет - всего лишь одна человеческая жизнь, пусть долгая, но одна. Вспомните об этом, люди двадцать первого века. Если для вас 1990-е - это незапамятные времена, не значит, что до них не было ничего современного.

@темы: сетевое, Мари графоманит

11:47 

Мир "Парижа в XX веке".

Наблюдать и работать
Пост в связи с книжной мини-игрой в Клубе Неудачников - там задание такое.

Самый запомнившийся мир из недавно прочитанного - у меня это "Париж в XX веке".
Антиутопия, хулиганство молодого Верна.
Париж. 1960-е годы. Торжество техники: многочисленные линии метро, по городу ездят кебы на газовых двигателях, в банках работают механические кассы с автоматической системой защиты от воров, высятся небоскрёбы, катакомбы Парижа используются для производства сжатого воздуха, для маленьких квартир предлагают усовершенствованную мебель пианино-кровать-комод-стол всё-в-одном, а предместье Парижа превратилось в настоящий морской порт, куда регулярно прибывают огромнейшие корабли.
Но за торжество техники цивилизация платит полным упадком искусств. Молодой поэт не находит себе места в этом мире. Музыка теперь - только набор шума. Поэзия воспевает паровые двигатели. В книжных магазинах нет художественной литературы - её больше не издают. Драматургия ещё в почёте, но теперь пьесы штампуют конвейерным методом, а актёры стали государственными служащими.
Люди больше не влюбляются - они точно рассчитывают свою судьбу и строго ведут бухгалтерский учёт. И всё это - в Париже! В том самом Париже, куда молодой Верн приехал искать свою судьбу, мечтая стать писателем. Этот Париж узнаваем - не сегодняшними праздными туристами, а людьми, которые помнят ("память" бывает из книг) Париж без Эйфелевой башни - Париж Дюма, Париж Гюго, Париж импрессионистов, Париж Надара... и вот он - Париж Жюля Верна! Какая ирония. Посмотрел бы Верн сам на это спустя 150 лет!..
читать дальше

@темы: Город будущего, Мари графоманит, Мари читает Верна, Париж в XX веке

18:56 

"Графоманство" профессора Аронакса.

Наблюдать и работать
Опять один человек, который в первый раз читает "20 000 лье", жаловался мне на бесконечные перечисления рыб, назвал сие "графоманством" и сказал, что это со стороны Верна нехорошо - вставлять такие куски текста в роман.
Это вопрос вообще принципиален именно в этом романе как в повествовании от первого лица. Как можно просить профессора не перечислять всё, что он видел! Ведь ему всего на несколько месяцев открылись такие чудеса, что просить его молчать о них - попросту глупо.
Сравните, например, Аронакса с человеком, который всю жизнь изучал планеты Солнечной системы - и вдруг у него появилась возможность побывать на всех этих планетах, самому собрать образцы почвы на Марсе, погрузиться в атмосферу газового гиганта, оценить видимый радиус Солнца с орбиты Плутона. Вы думаете, он будет писать только "ах, как красиво вокруг, но давайте я лучше вам расскажу о том, какие хорошие люди меня сюда привели и что приключилось за время полёта"? Он в первую очередь напишет о том, что в его специальности, он будет бросаться научными терминами, он позабудет обо всём ради своей работы - которую теперь он может совершать в таких условиях, что разрешит множество тайн и загадок, о которых спорили его коллеги столетиями. Это - его специальность, главное в его жизни.
И требовать от Аронакса, чтобы он посвятил всё время романа только расследованию тайны Немо, совершенно бессмысленно. Он же не Бомбарнак какой-нибудь.
Я уверена, собственно в дневниках профессора таких сведений ещё больше было, но перерабатывая свои записи в книгу он уменьшил их до уровня отступлений. Должно быть, Аронакс издал "20 000 лье" и ещё тома три-четыре сугубо научных исследований о подводной флоре и фауне (кстати, как вам вариант того, что именно с них и начал читать Аронакса Сайрес Смит, а после уже за роман взялся?)
Он не может об этом молчать и в романе! Это - его сказка, в этом для него и вопросы и ответы, его работа "на поверхности" кажется профессору почти ничем, это вершина дела его жизни! Да он попросту счастлив видеть каждую актинию и каракатицу! Если бы только не... Но об этом уже много раз писали и без меня.

И ведь каждый учёный у Верна таков. Паганель бы писал о подводном рельефе и уделял бы большое значение открытиям капитана в области географии, Робур лазал бы по машинному отделению и описывал там каждый винтик, Лиденброк ковырял бы дно в поисках интересных геологических пород и требовал доставить его в вулкан, кузен Бенедикт блуждал бы в поисках глубоководных насекомых, Паландер бы уединился со своими логарифмами - и так далее. Такие уж они, люди, посвятившие всю жизнь науке. И согласитесь, они интересно рассказывают о своём деле - поэтому не нужно просить их замолчать. Всё равно не послушают!

@темы: "N - самая таинственная буква!", Мари графоманит, Пьер Аронакс, друзья Мари читают Верна

21:15 

Сюжеты и герои в некоторых экранизациях.

Наблюдать и работать
В фильмах по романам Верна (в тех самых, где в титрах пишут "по мотивам...") нам нередко предлагают тот же, что в книгах, сюжет, с совершенно иными героями. Неужели экранизаторы понимают ценность тех сюжетов, но не тех характеров?
Ведь "Гаттераса" читают не потому только, что это путешествие к Полюсу, а потому, что это путешествие к Недостигнутому. Это именно путешествие капитана Гаттераса к Полюсу. Просто путешествие к Полюсу может быть каким угодно, но не тем самым.
Путешествие Гаттераса невозможно без Гаттераса, как "Таинственный остров" невозможен без Сайреса Смита, Гедеона Спилета, Герберта, Пенкрофа, Наба, Топа, Айртона - каждого из них! Как "С Земли на Луну" невозможно без Ардана, "Путешествие к центру Земли" без Лиденброка и Сакнуссема, "Дети капитана Гранта" без Паганеля.
Нам подсовывают пустые сюжеты, в которые пытаются запихать чужих, неподходящих героев!
Я не говорю о небольших отклонениях, ведь актёр и режиссёр создают героя сами ничуть не менее, чем создаёт его для себя каждый новый читатель. Но это обязательно должно быть соавторство с Верном, а не какие-то фантазии. Это те сценарии, куда нельзя просто запихнуть соседа по лестничной клетке или первого попавшегося психа.
Я вижу это в экранизациях: сюжеты без тех, кто создал эту ситуацию в романе, кто сам есть основа сюжета. Сюжеты, висящие в воздухе. Пустой "Наутилус", пустой остров Линкольна, пустой тоннель к центру Земли, пустой снаряд, летящий к Луне... и несколько туристов, которые пытаются представить, как будто они переживают этот сюжет. Именно так я порой и вижу фильмы "по мотивам": декорации отдельно - актёры отдельно. Из них даже иллюстрация к роману не выходит, куда там экранизация!
Хотите других героев - играйте другие события.
Сюжеты Верна и герои Верна - неотделимы.

@темы: Мари графоманит, экранизации

15:18 

Сказка о волшебной книге.

Наблюдать и работать
Сочинялось для Anna_Dreamer (точнее, для её героя, но это неважно), выкладываю с её позволения.

Сказка о волшебной книге

Жил да был один волшебник. читать дальше

@темы: Мари графоманит, сказка

11:32 

Что написать?

Наблюдать и работать
Если вы читаете это - то, вероятнее всего, вам интересены произведения Верна и то, как я о них пишу. Что именно вам было бы особенно интересно? Предложите интересующие вас темы для постов-статей. Пишите что в голову придёт, если только хотите почитать и обсудить такую тему. Можете попутно задавать мне любые вопросы касательно Верна. Только помните: я почти полный ноль в технике (это не касается истории её развития и научной фантастики, впрочем), я резко против сопоставления произведений Верна и стимпанка, я не филолог и даже не гуманитарий, я не знаю психологии. Словом, вы наверняка знаете, о чём и как пишет Мари.
Вопросы и интересные темы можно оставлять в комментариях здесь, но я буду намного больше благодарна, если вы напишете мне ВКонтакте (vk.com/kersonova) или свяжетесь через jabber-аккаунт дайри (mariepaganel@diary.ru).

@темы: Мари графоманит, герои произведений Жюля Верна, сетевое

17:54 

О героях Верна, знании и информации.

Наблюдать и работать
В романах Верна есть герои, о которых до сих пор думают: вот это были люди! А иногда без «были», хотя они именно что – были. Боюсь, нет сейчас таких людей, да и вряд ли могут так запросто появиться. Вы так не думаете? Я немного поясню.
читать дальше

@темы: Мари графоманит, Сайрес Смит, герои произведений Жюля Верна

Всё устроится математически

главная